38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства

^ 38
ПОХОРОНЕННАЯ Живьем
Роберт Одли посиживал в библиотеке, смотрел на письмо доктора Мосгрейва и обдумывал, что ему сделать далее.

Когда-то юный юрист взял на себя роль разоблачителя грешной дамы.

Позже он стал ее арбитром.

Сейчас 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства – тюремщиком.

И пока он не доставит письмо по предназначению, пока лично не условится обо всем с бельгийским медиком, до той поры он не снимет с себя тяжкое бремя и 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства не выполнит возложенный на себя долг.

Он написал несколько строк миледи, сообщив ей, что собирается увезти ее из Одли-Корт в такое место, откуда она навряд ли сумеет возвратиться, и предложил ей 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства, не теряя времени, готовиться к отъезду. Он сказал ей, что в дорогу они отправятся сегодня же вечерком.

Мисс Сьюзен Мартин, горничная миледи, сочла неосуществимым упаковать чемоданы в таковой спешке, и миледи решила посодействовать 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства ей в этом.

Складывая и раскладывая шелковые и бархатные платьица, собирая драгоценности и финтифлюшки, она пришла в удовлетворенное возбуждение. У нее не отнимут ее сокровища – это главное. Ее собираются выслать в изгнание 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства? Не неудача: где бы она ни очутилась, она – при ее-то красе! – всюду будет хоть малеханькой, но царицой, всюду соберет массу вассалов и верных рыцарей.

Горничная, копотливая и тяжелая особа, махнула 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства на все рукою, но миледи действовала решительно и неутомимо, и в 6 часов вечера отослала горничную к Роберту Одли, велев передать ему, что она готова тронуться в путь в всякую минутку.

Роберт, заглянув в справочник Брэдшоу 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства, узнал, что Вильбрюмьез находится вдалеке от жд путей и доехать до него можно лишь на брюссельском дилижансе. Почтовый поезд до Дувра отходит от вокзала Лондон-Бридж в девять утра; на 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства него несложно успеть, так как проходящий поезд, покидающий Одли в семь вечера, прибывает в Шордитч в четверть девятого. Перебравшись из Дувра в Кале, Роберт и его подопечная прибудут в Вильбрюмьез на последующий денек после 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства пополудни либо поближе к вечеру.

Стоит во всех подробностях обрисовывать их невеселое ночное путешествие? Они ехали в отдельном купе, и миледи, возлежа на малеханькой подушке, с наслаждением закуталась в свои меха: даже 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства в этот последний час, час ее неудачи и позора, она не забыла прихватить именитые российские соболя.

Ее продажная душа не могла жить без дорогих и красивых вещей, которым так не 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства так давно она была полной хозяйкой. Она упрятала хрупкие чайные чашечки, севрские и дрезденские вазы в складках собственных шелковых обеденных платьев. Она, будь это в ее силах, сняла бы картины со 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства стенок и сорвала гобелены с кресел. Она забрала с собой все, что смогла, и, смирившись с неминуемым, покорливо отправилась в путь с Робертом Одли.


Тогда, когда часы Дувра пробили полночь, Роберт Одли 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства стоял на палубе парохода, а город, все далее и далее уходя за ночной горизонт, сиял мерцающим полукругом. Корабль, бороздя сероватые неспокойные воды, стремительно приближался к галльскому берегу. Через день либо наименее того дело будет изготовлено 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства.

Подумав об этом, Роберт с облегчением вздохнул, и ему вдруг стало жалко ту, что осталась понизу, в каюте – одинокая, покинутая всеми, не подходящая никому. Да, он соболезновал ей, и 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства при мысли о ее женственности и слабости невольно затеял спор с своим разумом, но в ту минутку, когда ему вдруг показалось, что разум должен уступить, лицо друга – светлое, преисполненное надежды, как в тот 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства 1-ый денек, когда он возвратился из Австралии, – стало перед его внутренним взглядом; Роберт Одли вспомнил, какая страшная ересь разбила когда-то сердечко юного жена, и разум его, прохладный и неумолимый, вновь 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства вступил в свои права.


Во 2-ой половине последующего денька по неровной мостовой главной улицы Вильбрюмьеза прогрохотал дилижанс. Вечер только-только задернул собственный сероватый полог, и древний богомольный городок, кислый и сумрачный, стал еще темнее.

Фонари 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства тут зажигали рано, но они, слабо мерцая вдалеке, не столько освещали округи, сколько подчеркивали глубину наступающей тьмы.

Узенькие улочки, облезлые фасады домов, полуразрушенная черепица и хилые трубы на крышах – все в этом 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства глухом бельгийском городе свидетельствовало об упадке и разорении. Тяжело было осознать, почему дома тут ставили так тесновато, что дилижанс не мог проехать меж ними, не вытеснив прохожих с разбитых тротуаров и 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства вынудив их пробираться по улицам, обметая полами собственной одежки окна первых этажей. Это тяжело было осознать, тем паче что на равнине за городской чертой было довольно места для новых застроек. Особо привередливые 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства путники могли бы высказать удивление по поводу того, что самые узенькие и неловкие улицы тут казались более оживленными и процветающими, меж тем как широкие проезды, облагороженные прекрасными зданиями, были так 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства немноголюдны, что казались заброшенными.

Вобщем, Роберт Одли, занятый своими идеями, не задумывался об этом. Весь путь от Брюсселя до Вильбрюмьеза он и миледи ехали одни. За этот период времени миледи не промолвила ни слова 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства, кроме единственного раза, когда дилижанс сделал маленькую остановку и Роберт предложил миледи поесть. Сердечко ее свалилось, когда Брюссель остался сзади, так как она рассчитывала, что ее принужденное путешествие окончится тут, а когда по 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства ту сторону окна потянулись невеселые бельгийские равнины, она и совсем впала в отчаяние.

В конце концов дилижанс въехал во внутренний двор бывшего монастыря. На данный момент тут размещалась сумрачная гостиница. Леди 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства Одли, с омерзением передернув плечами, сошла вниз.

Оставив миледи в кофейной комнате, Роберт, наняв экипаж, отправился в далекий конец тихого города. Разыскав лечебницу, он предъявил там письмо доктора Мосгрейва, после этого 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства началась мучительная процедура дизайна, во время которой он обговорил огромное количество критерий и подписал огромное количество документов.

В гостиницу он возвратился спустя два часа. Миледи посиживала за столом, отрешенно смотря на тающие свечки. Рядом 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства стояла нетронутая чашечка кофе.

Роберт посадил даму в экипаж и вновь занял место напротив.

– Сможете вы сказать, в конце концов, куда вы меня везете? – с раздражением спросила миледи. – Мне надоело ощущать 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства для себя ребенком, которого ставят в угол за нехорошее поведение! Куда вы меня везете?

– Туда, где у вас будет довольно времени, чтоб раскаяться в собственном прошедшем, миссис Толбойз, – сердито ответил Роберт 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства Одли.

Экипаж проехал три четверти мили и тормознул у древних ворот.

Кучер стукнул в колокол, отворилась калитка, и на пороге появился старый охранник. Он молчком посмотрел на экипаж и здесь же скрылся. Через 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства три минутки он появился опять, отомкнул замок и, обширно раскрыв створки ворот, впустил экипаж на внутренний двор, вымощенный брусчаткой. Повозка, отчаянно тарахтя колесами, тормознула у парадных дверей сероватого каменного дома. По 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства сторонам его тянулись длинноватые ряды бессчетных окон, многие из которых были меркло освещены и напоминали бледноватые глаза усталых часовых.

Миледи, притихшая и настороженная, вышла из экипажа. Она увидела, что одно из окон занавешено выцветшей 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства красноватой тканью. Там, за занавесью, мерцала чья-то тень, и было видно, что человек все кружит и кружит по комнате, не находя для себя места. Это была дама в 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства немыслимом головном уборе.

В один момент миледи схватила Роберта за руку и указала на окно.

– Сейчас я знаю, куда вы привезли меня, – произнесла она. – Это Безумный ДОМ!

Роберт не стал ей отвечать 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства. Поддерживая за локоть, он ввел ее в вестибюль дома, а потом вручил письмо доктора Мосгрейва даме средних лет, улыбчивой и чистоплотно одетой. Та, передав письмо слуге, пригласила Роберта и миледи в маленькую комнату, украшенную колоритными 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства занавесками янтарного цвета. Комнату грел маленькой камин.

– Мадам, по-видимому, очень утомилась, – нежно промолвила дама и указала миледи на кресло.

Миледи утомилось повела плечами и огляделась.

– Что же это все-таки 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства за место, Роберт Одли? – воскрикнула она. – Длительно вы еще будете накалывать меня? Это то, о чем я только-только произнесла?

– Это лечебница для сумасшедших, миледи, – ответил юноша. – Видите ли, я не 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства собираюсь вас накалывать.

– Лечебница для сумасшедших? – повторила миледи и нервно рассмеялась. – Прекрасное выражение! Но ведь это и есть безумный дом! Ведь это дом для безумных, не так ли, мадам? – спросила миледи, обращаясь 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства к даме.

– Ах, нет, для чего вы так? Тут вам будет отлично... – запротестовала было дама, но в эту минутку, источая сладчайшую из улыбок, в комнату вошел главный доктор. В руках у него было 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства письмо доктора Мосгрейва.

– Очень, очень рад познакомиться! Сделаю все, что в моих силах. Конечно, с наслаждением позаботимся о мадам... мадам...

Он выжидательно поглядел на Роберта Одли, и тот в первый раз 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства за всегда поразмыслил: лучше, если миледи будет находиться тут под измышленной фамилией.

Не так тяжело было из величавого огромного количества фамилий именовать первую попавшуюся, но в один момент с Робертом Одли случилось нечто 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства не поддающееся объяснению: в эту минутку память дала подсказку ему только две фамилии – друга и его свою.

Доктор, по-видимому, сообразил, что юноша в затруднении и, не ждя от него ответа, обратился к 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства даме, пробормотав ей что-то насчет № 14, бис. Дама подошла к длинноватому ряду ключей, висевших над каминной доской, взяла нужные, потом вытащила свечу из бра, висевшего в углу, зажгла ее и, пройдя с 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства миледи и Робертом через зал, вымощенный каменными плитами, повела их по широкой древесной лестнице.

Британский доктор написал собственному бельгийскому сотруднике, чтоб тот, принимая на свое попечение английскую леди, не смущался 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства в расходах, и, когда доктор, последовавший за Робертом и миледи, открыл дверь, их взглядам предстали величавые апартаменты: прихожая, вымощенная ромбами темного и белоснежного мрамора, черная, как погреб; зал, увенчанный невеселыми бархатными драпировками – от их 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства веяло тем похоронным великолепием, от которого навряд ли можно было воспрянуть духом; в конце концов, спальня, где стояла кровать, застеленная с таковой тщательностью – нигде ни морщинки, ни щелочки, – что, казалось 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства, покрывало нереально отбросить, не вставив меж ним и простыней перочинный ножик.

Миледи угрюмо произвела осмотр комнаты, где ей предстояло жить; в мерклом свете свечки они выглядели в особенности темно. Одинокий язычок 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства пламени, бледноватый и прозрачный, замелькал разом во всех комнатах, отраженный всем, что сверкало и поблескивало: полированными полами и панелями, оконными стеклами и зеркалами.

Окруженная выцветшим бархатом и мерклой позолотой, дама свалилась в кресло и закрыла 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства лицо руками. Она застыла в безгласном отчаянии, а Роберт и доктор, перейдя в другую комнату, продолжали разговор.

Доктор Мосгрейв настолько роскошно составил письмо, что Роберту осталось только повторить его содержание, опустив стилистические 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства красы. Потом он произнес:

– Мою подопечную зовут миссис Тейлор. Она моя далекая родственница. Прошу обходиться с ней как можно мягче и предупредительней, но ни в коем случае не отпускать ее из дому 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства и тем паче за местность лечебницы, не дав в провожатые какого-либо надежного человека. Если ей пригодится протестантский священник, пригласите: ей есть в чем покаяться на исповеди.

Дискутировали они 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства менее четверти часа, потом юноша возвратился к миледи и прошептал ей на ухо:

– Запомните: вас зовут мадам Тейлор. Навряд ли вам охото, чтоб тут знали ваше истинное имя.

Миледи покачала головой, но 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства не отняла руки от лица.

– К мадам будет приставлен человек, обязанный делать хоть какое ее желание, – произнес доктор и добавил: – Разумное желание, очевидно.

Он опять одарил Роберта и миледи сладчайшей из улыбок и желал 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства сказать еще что-то, но дама, в один момент вскочив с места, воскрикнула:

– Умолкните! Оставьте меня наедине с тем, кто привез меня сюда. Вон!

И императивным жестом указала на дверь 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства.

Доктор пожал плечами и вышел, пробормотав что-то насчет «прекрасной дьяволицы».

– Вы привезли меня не в лечебницу, а в могилу, – произнесла миледи, обращаясь к юному адвокату.

– После всего, что вы натворили, я не мог 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства поступить по другому. А тут вам будет отлично. Тут никто не знает ни вас, ни вашей истории.

– Нет! Нет! К чему мне тогда моя краса? Какой тут от нее прок? Столько расчетов 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства и планов, столько страхов и бессонных ночей! И ради чего? Ради того, чтоб очутиться тут! Знай я, чем все кончится, я бы издавна покончила с собой!

И она с таковой яростью запустила руки 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства в копну золотых волос, как будто решила сорвать ее с головы. В эту минутку она смертельно терпеть не могла и себя, и свою красоту.

– Я бы посмеялась над вами и 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства бросила вам вызов, если б посмела. Я бы уничтожила себя, и этим тоже бросила вызов – если б посмела. Но я всего только пугливая дама, и таковой я была с самого начала. Я страшилась 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства страшного наследия, приобретенного от мамы, я страшилась бедности, страшилась Джорджа Толбойза, страшилась вас...

С минутку она молчала; потом, окинув очами комнату, произнесла:

– Понимаете, о чем я на данный момент думаю 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства? Понимаете, о чем я думаю на данный момент, смотря на вас? Я думаю о том деньке, когда пропал Джордж Толбойз.

Роберт вздрогнул и побледнел. Сердечко его неистово заколотилось.

– Он стоял тогда напротив 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства меня так, как на данный момент стоите вы. Помнится, вы произнесли, что ради него готовы сровнять с землей старенькый дом и с корнем вырвать каждое дерево в саду. Вам не придется брать на себя настолько 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства непосильный труд. Тело Джорджа Толбойза лежит на деньке заброшенного колодца, того самого, что чуток в стороне от липовой аллейки, заросшего со всех боков кустарником.

Роберт Одли всплеснул руками и вскрикнул от кошмара 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства.

– Он пришел ко мне, – уверенно и твердо продолжила миледи, – я знала, он наверное придет, и, как это было в моих силах, приготовилась к встрече. Я была готова подкупить его, улестить 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства, дать ему отпор, – готова на все, лишь бы не лишиться собственного богатства и положения, не возвратиться к собственной прежней жизни. И вот он пришел и стал упрекать меня за то, что 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства я подстроила в Вентноре, произнес, что своею ложью я разбила ему сердечко, и сейчас у него не осталось и капли жалости. Много горьковатых слов произнес он мне в тот денек, и под конец 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства заявил, что сейчас никакая сила не отвратит его от того, чтоб привести меня к сэру Майклу и вынудить признаться ему во всем. Как досадно бы это не звучало, он не знал о потаенном яде 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства, который я поглотила с молоком мамы, не знал, что его беспощадность только вызволяет зло, заключенное во мне, и что имя этому злу – безумие. Мы дискутировали в зарослях кустарника в конце 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства липовой аллейки. Я посиживала на разрушенной каменной кладке рядом с колодцем. Джордж Толбойз стоял, прислонившись к лебедке, и на всякое его движение заржавелая стальная ось откликалась звучным протяжным скрежетом. В конце концов, когда 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства мне надоело слушать обвинения во всех смертных грехах, я встала и произнесла, что, если он изобличит меня перед сэром Майклом, я сама укажу на него как на безумца и лгуна и 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства сумею уверить жена, который слепо любит меня, встать на мою защиту. Бросив ему в лицо эти слова, я собралась уходить, но он схватил меня за руку и попробовал удержать силой. Помните синяки на моем 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства запястье? Это их вы тогда увидели, и я сообразила, что вы – тот человек, которого мне более всего следует бояться.

Она замолкла, ждя, что произнесет на это Роберт, но тот стоял, застыв на 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства месте и не проронив ни слова, и она продолжала:

– Вы друг дружку стоите – Джордж и вы. Напрасно было бы ожидать милосердия от хоть какого из вас. Джордж поклялся, что, если 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства б на всей земле жил только один человек, способный вывести меня на чистую воду, он, Джордж, отправился бы за ним хоть на край света, только бы с позором прогнать меня из Одли-Корт. И 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства вот здесь я обезумела. Я вырвала заржавелую ось из полусгнивших стоек, и мой 1-ый супруг, дико закричав, полетел в колодец. Молвят, там очень глубоко, но так ли это, я не знаю. Думаю 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства, но, что колодец издавна высох, так как всплеска я не услышала – только глухой стук. Я заглянула в колодец, но не увидела ничего, не считая темной пучины. Я опустилась на колени и 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства прислушалась, не донесется ли снизу человечий вопль либо хотя бы вздох... Я прождала четверть часа... Господь очевидец, мне показалось, что за этот период времени прошла целая жизнь – но, как досадно бы 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства это не звучало, все было тихо...

Миледи опять замолкла. Она длительно молчала, потом встала и подошла к двери, давая осознать, что больше ей поведать нечего.

Роберт тоже встал. Будь тут очередной выход 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства, он с готовностью пользовался бы им: миледи застыла на пороге комнаты, и он не мог выйти, не задев ее, но после всего, что он услышал, даже обычное прикосновение к этой даме было для него 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства отвратно.

– Посторонитесь. Дайте пройти, – произнес он ледяным голосом.

– Я без ужаса призналась вам во всем, – произнесла Элен Толбойз. – Почему без ужаса? По двум причинам. Во-1-х, вы навряд ли используете 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства мое признание против меня: посадив меня на скамью подсудимых, вы убьете собственного обожаемого дядюшку. Во-2-х, нет таких законов, которые покарали бы меня страшнее, чем вы, устроив мне бессрочное заключение в 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства безумном доме. Я не благодарю вас за ваше милосердие, мистер Роберт Одли, так как знаю ему настоящую стоимость.

Она отошла от дверей, и Роберт, не смотря на нее, молчком вышел из комнаты 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства.

Полчаса спустя он посиживал в гостинице за обеденным столом, не способен ни есть, ни пить и не способен хотя бы на минутку запамятовать о том, что только-только услышал.

Перед его очами негасимым светом светился 38ПОХОРОНЕННАЯ ЗАЖИВО - За уроки литературного мастерства образ друга, вероломно убитого в поместье Одли-Корт.


3obzor-provedennih-za-otchetnij-period-meropriyatij-itogovij-analiticheskij-otchet-po-proektu.html
3organizacionnij-razdel-obrazovatelnaya-programma-mou-gimnaziya-2-g-saratova-na-2013-2017-godi-osnovnaya-shkola.html
3otchet-za-2011-god--referat-otchet-o-nauchnoj-deyatelnosti-nauchno-issledovatelskogo-instituta-prikladnoj-informatiki.html